Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото "СА"Фото "СА"

Говоря о родном языке, мы вспоминаем колыбельные песни, тепло домашнего очага и самое первое слово — «мама». Неспроста в некоторых языках, как, например, в адыгейском и армянском, сочетание «родной язык» означает «язык матери».

В Адыгее проживает более 100 национальностей — русские, адыги, армяне, белорусы, украинцы, немцы, татары, греки и другие. Численность некоторых народов невелика. Но это не повод забывать свой язык и культуру, уверены представители общественных национальных организаций республики.

Адыгабзэ

Адыгейский язык, или адыгабзэ, является вторым государственным языком в республике наравне с русским. Его изу­чению и сохранению придается особое значение. Это в том числе важно потому, что, по данным ЮНЕСКО, он относится к вымирающим языкам.

Вопросы всестороннего развития адыгейского языка рассматриваются сегодня на высоком правительственном уровне. По поручению главы Адыгеи Мурата Кумпилова общественное движение «Адыгэ Хасэ» обсуждает и решает их на своей площадке. Организация под председательством Рамазана Тлемешока уже создала рабочую группу, в состав которой вошли представители различных ведомств и деятели науки.

— Впервые за многие годы подготовлены и изданы современные учебные пособия по изучению адыгейского языка в детсадах, которые прошли предварительную практическую апробацию и научную экспертизу. Сегодня перед нами стоит задача выпустить полноценные учебники по адыгейскому языку, соответствующие официальным федеральным стандартам, — говорит министр образования и науки республики Анзаур Керашев.

Ученые добавляют — необходим комплексный подход в данном вопросе с учетом запросов общества, семьи и государства. Как отмечает директор АРИГИ Адам Тлеуж, организацией работы по созданию учебной литературы по языку должен заниматься единый методический центр, в который войдут ученые, преподаватели и методисты. Формы изучения адыгейского языка и культуры могут быть разными, к примеру — создание в период школьных каникул специализированных языковых лагерей для всех желающих.

По-татарски говорили

Татар в Адыгее сегодня около 6 тысяч — целая община, которая живет согласно своим традициям, говорит на своем языке. Сохранить интерес молодежи к родному языку, раскрыть все его богатство и возможности помогают два педагога — Рамиса Татомир в Майкопе и Зульфия Байбекова — в Кошехабльском районе.

Рамиса Татомир преподает татарский язык в Майкопе с 1991 года, когда была образована рес­публика и появилась общественная организация татар «Дуслык». Разрабатывать методику обучения пришлось самой. Помог опыт: по образованию Рамиса Татомир преподаватель русского языка.

Сегодня проблем с учебной литературой нет — из Татарстана приходят учебники, Министерством образования и науки Адыгеи издан татарско-русский и русско-татарский словарь общеупотребительной лексики, разработанный Рамисой Татомир. Занятия проходят по воскресеньям на базе Музея татарского национального культурно-просветительского общества «Дуслык», где собираются не только дети, но и взрослые.

— Возраст моих учеников — от 9 до 45 лет. Как правило, они понимают татарскую речь, но не все знают литературный язык, многие говорят на диалектах. Писать и читать умеют далеко не все. Я восполняю эти пробелы, — говорит педагог.

Татарский язык, по словам Рамисы Якуповны, несложный. Педагог отмечает: тот, кто знает татарский, сможет легко выучить еще более 20 родственных ему тюркских языков.

Если язык изучают менее 70% детей, он считается исчезающим. В России в зоне риска оказались 136 языков.

Майрени лезу

Почти 30 лет учитель армянского языка Арпеник Софоян преподает родной язык школьникам Майкопского района, последние 17 лет — в средней школе №20 хутора Пролетарского.

Еще недавно армянский язык был обязательным для учеников, но по новым федеральным образовательным стандартам для включения родного языка в программу нужен ряд условий, в том числе наличие одобренных Минобром России учебников. А это одна из проблем школы. В основном ученики занимаются по книгам, присланным из Армении. Школе было предложено оставить изучение языка факультативом со свободным посещением. Однако ни один родитель не написал отказ от этого важного предмета. И дети будут изучать «майрени лезу», то есть «материнский язык».

Армянский язык по-своему прекрасен. Первые стихи, с которыми знакомятся ученики Пролетарской школы, — о маме, родине, дружбе народов. Среди обязательных к прочтению — стихотворения поэтов XX века Сильвы Капутикян «Слово сыну» и Аветика Исаакяна «Моей родине», где возвеличивается родное слово.

— Есть среди наших писателей и свой Пушкин — Ованес Туманян. С детства ребята приобщаются к его стихам, поэмам, балладам, сказкам. Он обогатил армянскую литературу и прекрасными переводами произведений Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Некрасова. Получается, что ребята приобщаются сразу к двум культурам — родной армянской и русской, — говорит Арпеник Софоян.

Насколько успешно воспринимают родное слово ученики Арпеник Мануковны, можно судить по их победам в краевой олимпиаде по армянскому языку, которая ежегодно проходит в Краснодаре. Ученики Пролетарской школы всегда занимают в ней призовые и первые места.

Мал, да дорог

А вот азербайджанский язык в республике не преподают: диаспора слишком малочисленна — меньше 2 тысяч человек. Но это не мешает представителям народа сохранять родной язык. И это несмотря на то, что в Адыгее уже выросло целое поколение молодых азербайджанцев, которые не имеют опыта проживания на исторической родине.

— Мы очень привязаны к Азербайджану. У любой семьи нашей общины 70% родственников проживает там. Мы постоянно общаемся, и язык не утрачивается. В сохранении языка большую помощь оказывают современные технологии. Благодаря интернету, спутниковым антеннам нам доступно азербайджанское телевидение, передачи на ютуб, — говорит Габил Ризаев, председатель регионального отделения общественной организации «Всероссийский азербайджанский конгресс».

С проблемой преподавания столкнулась греческая диаспора, компактно проживающая в хуторе Гавердовском. Носителями греческого языка сегодня в республике являются около двух тысяч человек. Если несколько лет назад подрастающему поколению его преподавали в Гавердовской средней школе №18, то сейчас нет. Проблема в отсутствии квалифицированного педагога.

— По закону об образовании России преподавать язык может учитель с высшим образованием и квалификацией по данному предмету. Таких в Адыгее, к сожалению, нет. В этом году Кубанский государственный университет выпускает первых преподавателей греческого языка. Мы планируем пригласить одного специалиста к себе. Уверен, где бы ни проживал народ, на исторической родине или вдали от нее, свой родной язык он забывать не должен. Это главное богатство человека, — говорит председатель общественной организации греков республики «Арго» Аристотель Спиров.

Ну а что же русский язык? Мы не затронули его в этой статье. Но, безусловно, для всех народов, живущих в Адыгее, он такой же родной, как и язык матери. На нем общаются с друзьями, учатся в школе, думают и чувствуют, объясняются в любви. Он, словно связующая нить, объединяет русских, адыгов, армян, татар, греков, азербайджанцев и другие народы.

За слово в ответе

В цифровую эпоху люди по-прежнему доверяют печатному слову, особенно если это слово сказано на родном языке. В республике адыгское слово звучит со страниц республиканской газеты «Адыгэ макъ», и звучит грамотно. В ответе за каждую букву — сотрудники отдела перевода, возглавляет который Сафьят Тхаркахо, заслуженный журналист республики, кандидат филологических наук.

Фото Артура ЛаутеншлегераПереводами Сафьят Насурдиновна занимается более 30 лет. Именно она разработала теоретические основы перевода с русского языка на адыгейский. Они легли в основу кандидатской диссертации, над которой она работала на протяжении 10 лет. Это была первая в республике попытка обобщения и систематизации лингвистических способов перевода.

— Почти 100 лет в республике делают переводы с русского языка на адыгейский, а теоретических разработок не было. Собирая материал для диссертации, я часами работала в ведущих библиотеках Москвы, изучала теории переводов европейских языков, чтобы перенести эту основу на адыгейский язык. В итоге диссертация состоялась, — рассказывает Сафьят Тхаркахо.

Самым сложным в ее практике был перевод Конституции Адыгеи. Этот главный документ республики создавался на русском языке, а уже после его переводили на адыгейский. Этой сложной работой занимался целый коллектив адыговедов и переводчиков, среди которых была Сафьят Насурдиновна. В переводе такого значимого документа допустить смысловую или грамматическую ошибку было равносильно политической ошибке.

В Конституцию и другие нормативно-правовые документы республики регулярно вносятся необходимые поправки и дополнения. За переводом текстов на второй государственный язык республики обращаются в «Адыгэ макъ» к Сафьят Тхаркахо. И она выполняет эту работу практически ювелирно.

— Не все понимают, какой это труд. Казалось бы, что проще — перевести слова и фразы? Но русский и адыгейский языки разносистемные, порядок слов в предложениях существенно отличается. Если в русском языке к предложению можно просто добавить еще одну часть, то в адыгейском варианте это дополнение потребует перестройки всей фразы, — говорит переводчик.

По-русски «парикмахер» — тот, кто подстригает, укладывает, завивает волосы, стрижет бороду и усы. А в адыгейском языке для каждого действия есть свой узкий термин: «шъхьацгъал» — тот, кто окрашивает волосы, «шъхьацпыупкI» — тот, кто стрижет, «шъхьацгъэтIыргъу» — тот, кто делает завивку.

Свой отдел Сафьят Тхаркахо и ее коллега Санет Тлишева называют творческой лабораторией. Под рукой у них всегда словари, но книги не поспевают за речевой практикой. Тогда переводчикам приходится искать аналог или сочетание слов, заменяющее новый термин.

— Обычно сложности возникают с терминами из специфичных областей, таких как, например, медицина. Я заметила, что русский язык предлагает слова с широким, собирательным смыслом, а адыгейский, напротив, любит конкретику. Например, по-русски «парикмахер» — тот, кто подстригает, укладывает, завивает волосы, стрижет бороду и усы. А в адыгейском языке для каждого действия есть свой узкий термин: «шъхьацгъал» — тот, кто окрашивает волосы, «шъхьацпыупкl» — тот, кто стрижет, «шъхьацгъ­этlыргъу» — тот, кто делает завивку, — говорит переводчик.

И ведь это слово бытовое. А если дело касается финансов, экономики, политики — тех сфер, о которых газета пишет ежедневно? Подобрать аналог для них в родном языке — целая наука.

— Иногда мы делаем перевод не слово в слово, а только передаем смысл понятия, чтобы донести его до читателя: терминология — самый неразработанный раздел. Приходится подбирать или создавать новое слово. Вот и получается, что сегодня мы инженеры, завтра строители, послезавтра — фермеры. Бывает, вроде бы и удачное слово подберешь, а оно не соответствует структуре предложения и рядом находящимся словам. Соблюсти все эти тонкости — целое искусство, — говорит переводчик.

В повседневной работе Сафьят Насурдиновна использует не письменный, а синхронный перевод. Иначе газета не выйдет вовремя. Считывая про себя русский текст с листа, Сафьят Тхаркахо диктует наборщику уже адыгейский вариант без запинок и остановок так, будто он изначально был написан на родном языке. И каждый раз приступает к работе с волнением, словно экзамен сдает: перевод должен быть идеальным вплоть до запятой.

Чуть ли не каждый день в отдел перевода из разных уголков республики приходят люди за помощью — одному нужно плакат для школы на родной язык перевести, другому спортивный вымпел, а третьему — письмо родственнику написать за границу. Конечно, такие просьбы отвлекают от работы, но разве можно отказать людям, если они хотят грамотно сказать родное слово?

21.02.2018 в 10:03