Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Перед спектаклем в гримерной. Фото Алексея ГусеваПеред спектаклем в гримерной. Фото Алексея Гусева

Сцена, зал, актеры… Жизнь, освещенная софитами. Это то, что привыкли видеть зрители. Но это лишь малая видимая часть театра. Остальное — скрыто от глаз посторонних. Это свой особый мир. За кулисами. Накануне Дня театра «СА» приоткрыла завесу тайны и выяснила, кто и как создает декорации и костюмы, как готовятся к спектаклю и что происходит в гримерках артистов…

До выхода на сцену

В холле театра не протолкнуться. Одни отстаивают очередь в гардеробную, другие разглядывают афишу, кто-то ищет лишний билетик. С первым звонком публика неторопливо занимает места в зрительном зале. Устремляет глаза на сцену — скоро здесь начнется театральное действо…

«Передайте мне шпильки, не могу закрепить прическу!» — «Вот, возьми мои», — звонкие женские голоса доносятся из третьей гримерки. В соседней репетируют текст Сильвио и Флориндо, а в коридоре то и дело звучит один и тот же вопрос: «Сколько времени до начала?» — в Национальном театре играют «Слугу двух господ».

За кулисами настоящая суета. Подготовка к спектаклю началась еще за полтора часа до выхода на сцену. Актеры уже успели повторить сцены со сменой декорации и теперь отправляются в гримерные комнаты. В каждой еще за день до спектакля развешаны костюмы.

Главное, чтобы костюмчик сидел

Художник по костюмам Людмила Даурова перед началом спектакля обходит все гримерки — проверяет, как оделись актеры и нет ли проблем с костюмами. Каждый наряд она знает вплоть до ниточки и к каждому относится с особой любовью и трепетом.

— Театральный костюм должен сидеть как влитой. Если актеру некомфортно, то на сцене он будет думать не о роли. Перед премьерой я нахожусь в зрительном зале на каждом прогоне. Если вижу, что актеру неудобно в костюме, какая-то деталь создает дискомфорт, то это сразу переделывается, — рассказывает Людмила Даурова.

Художник по костюмам Людмила Даурова. Фото Артура Лаутеншлегера

Первым этапом создания любого наряда всегда является эскиз. Его Людмила Ибрагимовна делает только после того, как прочтет оригинал и пьесу режиссера, по которой будет поставлен спектакль. Изучает художник все досконально, детали записывает в блокнот. Чтобы узнать, как выглядели костюмы XVIII века и какие ткани тогда использовали, обращается к научной литературе.

— Многое зависит от самой постановки. Если она не историческая, то можно выйти из рамок традиционного наряда. А когда не нужно придерживаться каких-то стандартов, то и полету для творчества нет предела. Я люблю стилизованные наряды. К тому же сегодня эти костюмы можно сделать более удобными. Допустим, если раньше подъюбник в женских платьях делали с кольцом, то сегодня в спектакле мы используем подъюбник из фатина. В нем передвигаться по сцене и тем более танцевать намного проще. Из всех костюмов больше всего приближен к традиционному костюм главного героя Труффальдино, — говорит Людмила Даурова.

Актер на сцене должен чувствовать себя уверенно: ему и танцевать, и по перилам ходить, поэтому за кулисами нужно как следует размяться. Своеобразной площадкой для этого служит коридор. Здесь и потянуться можно и пробежку устроить.

— Небольшая разминка нужна для того, чтобы свободно чувствовать себя на сцене. Не только речь героя, но и его движения должны быть правильными, точными. Особенно если актер задействован в танце или другом подвижном действии. Все должно быть выполнено на высоком уровне, — говорит актер театра Зуральбий Зехов.

Кстати, в актерском мире есть место суеверию: например, если во время репетиции у актера из рук падает пьеса, то сначала на нее нужно сесть, а уже потом поднять.

— Многие актеры суеверны. Я в этом плане другой. Отношусь к этому намного проще и спокойнее, — говорит режиссер Тимур Исупов.


В актерском мире есть место суеверию: например, если во время репетиции у актера из рук падает пьеса, то сначала на нее нужно сесть, а уже потом поднять.


Он тоже перед спектаклем — за кулисами. Подбадривает актеров, произносит сопутствующую речь. До начала спектакля обязательно проверяет цеха, дает указания технического характера. Все должно быть под его контролем.

Тем временем одни актеры продолжают разминаться, а другие заняты речевой и дыхательной гимнастикой. Кстати, правильное дыхание помогает справиться с переживаниями.

— У каждого свои способы бороться с волнением. Я просто стараюсь делать дыхательные упражнения. Это помогает успокоиться, сосредоточиться и настроиться на игру, — говорит актриса Жанна Даурова.

В спектакле «Слуга двух господ» она исполняет одну из главных ролей — Беатриче. На сцене актриса появится и в образе мужчины, и в образе женщины. Момент перевоплощения — один из самых трудных, так как времени на переодевание практически нет. За кулисами актрису ждут костюмер и парикмахер. Один человек помогает с нарядом, другой меняет прическу.

— Еще при создании эскизов художник-костюмер должен учитывать, что герой будет перевоплощаться, и зачастую в очень короткие сроки. Поэтому костюм должен сниматься быстро. Иногда бывает, что просто в нем заменяем какую-то деталь. Все зависит от постановки. Кстати, то, каким будет костюм, нередко подсказывают сами артисты. Я учитываю их фигуру, всегда стараюсь, чтобы цвет, форма подходили герою. Жанна — хрупкая, изящная девушка, ей нужно было придумать хороший мужской костюм. Сделали ботфорты, парик, шляпу с широкими полями — и получился отличный образ, — говорит Людмила Даурова.

Кстати, прически актеров тоже продумывает художник по костюмам. Она рисует эскиз и передает парикмахеру. Важной деталью в образе является грим. Его актеры наносят сами. Этому искусству учат в театральных вузах.

Реквизиты по местам

Надеть костюм, нанести грим, поправить прическу — полдела. Актер должен позаботиться и о своем реквизите. Маски, шпаги, пояса — все должно быть на местах как минимум за полчаса до начала спектакля. У актеров существует такое правило: если кто-то оставил свой реквизит без присмотра, то ни в коем случае нельзя его поднимать — владелец сам придет за ним, иначе предмет может потеряться совсем.

Посуда, кинжалы, шпаги, маски, пояса и т.д. — все детали, которые помогают сделать картинку на сцене наиболее интересной и реалистичной, создают художники-бутафоры.

Художник-бутафор Татьяна Помазкина и художник-постановщик Анастасия Банникова. Процесс реставрации масок. Фото Артура Лаутеншлегера

В основе любого бутафорского предмета, как и в костюмах, лежат эскизы художника. Сначала их утверждает режиссер спектакля, а затем они попадают в волшебные руки бутафоров. Несколько дней, а иногда и недель — и рисунок на бумаге превращается в ценный реквизит.

— Мы часто работаем с пеноплексом, гипсом, папье-маше, картоном, поэтому много времени уходит на то, чтобы материал как следует просох, — рассказывает художник-бутафор Татьяна Помазкина.

— А еще, — добавляет ее коллега Ирина Дрожжина, — реквизит должен быть качественным. Чтобы ничего не сломалось во время спектакля и чтобы он прослужил не один сезон. Работа непростая, кропотливая, но очень интересная. Каждый спектакль — это отдельная история, которая никогда не повторяется. Сколько мы всего переделали! Уже даже не вспомнить. И каждый день нас ждет что-то новое.

Но самое главное в работе бутафора — сделать вещь так, чтобы ее невозможно было отличить от настоящей. Если у героя по пьесе меч золотой, то зритель должен видеть на сцене золотой меч, и совсем неважно, что сделан он вовсе не из драгоценного металла.

Иногда реквизит, например монеты или карты, бывает чуть больше своей натуральной величины. Это делается намеренно, когда режиссер хочет акцентировать внимание именно на этих предметах. Мелкие, но очень важные детали должен разглядеть каждый зритель, вне зависимости от места в зале. Кстати, увеличенные предметы в основном встречаются в детских сказках. Ведь в них всегда есть место волшебству, а значит необычным персонажам и бутафории.

Тем временем за кулисами приготовления к спектаклю практически завершены.

«Свет поставлен», — командует художник по свету.


Момент перевоплощения — один из самых трудных, так как времени на переодевание практически нет. За кулисами актрису ждут костюмер и парикмахер. Один человек помогает с нарядом, другой меняет прическу.


Из гримерных выходят артисты

— Маски все в порядке? — доносится из-за кулис голос реквизитора.

— Да, все отлично, — звучит ответ с конца коридора.

В «Слуге двух господ» маски практически на каждом герое. Сделаны они вручную. Это тоже бутафория. В их основе пластилиновая модель, затем в несколько слоев накладывают папье-маше, чтобы она была крепкой. И, наконец, самое интересное — роспись.

Роспись в спектакле есть и на декорациях. По словам художников, это самое сложное, что нужно было сделать для этой постановки. Каждый листик прописывали так, чтобы он стал «живым», выглядел ничуть не хуже настоящего. В темноте некоторые элементы светятся. Для такого эффекта использовали специальную краску.

Создание декораций — это кропотливый процесс, который занимает около полугода. Отвечает за это главный художник театра. Прежде чем приступить к работе, он читает пьесу. После прочтения уже появляются первые идеи, которыми он делится с режиссером постановки. И здесь важно, чтобы мнения совпали. Случается это не всегда. А свою точку зрения отстаивает каждый. В конечном итоге все-таки общий знаменатель находится. Иначе нельзя. Работы без этого не получится.

— Оформление сцены — интересная работа и очень ответственная. Важно сделать так, чтобы декорации играли на пьесу, а не против нее, — говорит режиссер-постановщик Национального театра Анастасия Банникова.

Декорации делают в художественно-бутафорском цеху — большом помещении, с высоченными потолками. Панорамный задник — центральное полотно, которое располагается позади всех декораций, — подвешивают в растянутом виде на штанкетном подъеме. Затем на него наносят рисунок, который сначала пробуют сделать на компьютере. На компьютере рисуют и мебель — это тоже предмет декорации. Иногда делают ее миниатюрные копии, чтобы режиссеру проще было проектировать их на сцене.

В афише должен быть заложен весь смысл спектакля. Фото Артура Лаутеншлегера

То, какими будут декорации, во многом зависит от самого спектакля. Если он поставлен строго по произведению, то они должны быть выполнены без всяких новшеств. Какая лепнина была несколько веков назад, какие ручки на дверях — все будет учтено. Если постановка не историческая, то для фантазии предела нет.

— Конечно, интереснее придумывать какие-то новшества, у нас ведь творческая профессия, — говорит главный художник театра Рамазан Сиюхов. — Перед тем как приступить к созданию декорации, я никогда не смотрю работы других художников. Если даже видел эту постановку раньше в других театрах, то просто абстрагируюсь. Все придумываю с нуля. Пусть так труднее и дольше, но зато уникально.

Кстати, спектакль «Слуга двух господ» несколько лет назад на конкурсе «Сцена без границ», который проходил в Северной Осетии, получил приз за лучшую сценографию.

Параллельно с декорациями художник и художник-постановщик создают афиши к будущему спектаклю. Сегодня их в основном делают на компьютере. Затем отдают работу в печать. Процесс длительный, но на создание декораций уходит куда больше времени. Главное, по словам художников, — в афише должен быть заложен весь смысл спектакля.

На творчество, признается художник театра, вдохновляет все. Слово, оброненное кем-то из коллег, чашка чая за завтраком, лужа на улице, даже трещина в стене. А главная награда за творчество — аплодисменты зрителя, которые раздаются сразу после того, как поднимается занавес.

Вот и сейчас — слышите аплодисменты? Все. Спектакль начинается. Вперед на сцену, зритель ждет!


Кстати

Скоро в Национальном театре РА имени И.Цея пройдет 500-й показ спектакля «Женихи» («Псэлъыхъохэр») по пьесе классика адыгской драматургии Ереджиба Мамия.

Премьера этого спектакля состоялась в далеком 1958 году. Его первым режиссером был Меджид Ахеджаков. История, которая легла в основу спектакля, актуальна во все времена. Особый национальный дух, оригинальные образы, речь героев, проникнутая народным юмором, блестящая игра актеров обеспечили спектаклю долгую сценическую жизнь. Главные роли в постановке исполняют известные актеры Заур Зехов, Мурат Кукан, Мухтар Усток, Мелеачет Зехова, Светлана Кушу, Анзор Богус, Алкес Багов, Жанна Даурова. Режиссером последней постановки является Аскербий Курашинов.

27.03.2018 в 10:34