Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"
Фото Артура Лаутеншлегера / САФото Артура Лаутеншлегера / СА

Почетный гражданин, предприниматель, меценат Шовгеновского района Адыгеи Джабраиль Атажахов в свои 70 лет — один из лучших фермеров республики.

Говорят, ничто не делает человека таким таинственным и непостижимым, как внутренняя твердость. Но эта несгибаемая сила воли, как правило, видна лишь близкому кругу лиц. Другие же знают о нем лишь немногое: депутат двух созывов Госсовета-Хасэ Адыгеи от Шовгеновского района, известный строитель, ветеран труда. За особые заслуги перед республикой в многолетней деятельности и создание фермерского хозяйства «Асхан» два года назад ему была вручена высшая награда региона — медаль «Слава Адыгеи». Даже то, что благодаря ему в ауле Джерокай появились газ и водопровод, была построена мечеть, мало кто помнит. Мечеть торжественно открыли в июне 1999 года. С тех пор много воды утекло в реку Фарс, а эти и многие другие важные и благие дела, он хранит в тайне. Он вообще интеллигентен и не публичен.

Школа романтики

«Личность человека — его сад, в котором воля — садовник», — это шекспировское изречение к его характеру подходит как нельзя лучше. Он ценит время, дисциплину и достижение цели. Прожив долгую трудовую жизнь, о каких сложностях теперь вспоминает?

— Наверное, работу в ПМК. Впрочем, каждый период по-своему сложен, интересен. Но только в строительстве созидание оставляет твой след на долгие годы. Видишь то, что когда-то построил, душа радуется. И хочется жить, — говорит он.

Техник-механик, затем инженер — он прошел долгий путь от рядового строителя и мастера до прораба и руководителя в производственных механизированных колоннах (ПМК) Кошехабльского, Гиагинского и Шовгеновского районов республики, где его профессиональные достижения и качества волевого характера отмечали не раз. Но гордится он не этим, а людьми, которые были рядом в любых условиях. В первую очередь — родителями. В большой семье он был единственным сыном среди пяти дочерей. Может, поэтому был и остается романтиком в духе героев приключенческих книжек, что прочитаны в детстве.

Сельские труженики аула Джерокай, родители преподали детям первые уроки трудолюбия и порядочности. «Отец говорил мне: будь твердым в слове и сильным духом — я помню об этом». Из Джерокая он ушел в большую жизнь и вернулся. Здесь — корни. И пока живут воспоминания, живы все близкие, его аульчане.

— Да, когда-то был заводилой на улице. В классе меня выбрали председателем совета пионерского отряда. Какое было время! Пионерия воспитывала в детях и лидерские качества, и чувство локтя, взаимопомощи. Я помню те дни, когда в ауле невозможно было найти пожилых людей, которым требовалась помощь. Тимуровцами мы расхватывали адреса стариков. Тогда школа воспитывала и учила всему, включая труд. Сегодня все изменилось, а жаль, — говорит Джабраиль Асхадович.

Он учился в самой известной в 60-е годы в Адыгее­ Майкопской школе-интернате. Говорит, что он один из тех, кто был в рядах ее первого выпуска. После 8 класса стал студентом техникума, чтобы учиться профессии. Затем окончил краснодарский политех, став дипломированным инженером-строителем. Но и сегодня вспоминает по именам и отчествам всех своих учителей с глубокой благодарностью за их преданность делу педагогики. Убежден: «Нас учили сплошь Макаренки и Сухомлинские».

Музей Хусена Андрухаева

В родной Шовгеновский район вернулся в 1981 году, став начальником Шовгеновской ПМК. И оказался непосредственным участником масштабного события — в районе возводили здание музея Хусена Андрухаева.

— Прорабом стройки был племянник Хусена Борежевича — Адам Андрухаев. Как говорится, музей Герою Советского Союза строил тот, кто был членом его семьи, — вспоминает Атажахов.

В строительстве участвовали всем миром. Деньги на возведение музейного комплекса выделило государство, селяне же считали помощь на стройплощадке своим долгом в память о знаменитом герое-земляке — выходили на субботники и воскресники, чтобы внести в общее дело посильный вклад.

— Надо было смонтировать большие плиты шириной в 3 и длиной в 12 метров. Столь громоздкий и тяжелый груз и перевезти-то было нечем — транспорта не найти, не говоря уже о том, чтобы поднять конструкции на высоту, — рассказывает Атажахов.

В Адыгее такой техники не было, пришлось искать в Краснодарском крае. Машину для перевозки плит с горем пополам одолжили в Лабинске, плиты доставили. А дальше? По технике безопасности подъем столь габаритных строительных конструкций выполняется одним краном. И он поехал к руководству Белореченского химкомбината — просить кран, способный поднимать до 80 тонн груза. Но там идею приняли в штыки: где видано, чтобы технику всесоюзного значения загнать на сельскую стройку? И отказали. Тогда он решился пойти на риск — под личную ответственность. Со стройплощадки удалили людей, и стали работать двумя автокранами, молясь, чтобы конструкции не сорвались со строп. Это была одна из первых его профессиональных побед. При его участии музей Хусена Андрухаева был сдан в эксплуатацию.

— С особой гордостью и благодарностью я вспоминаю совместные годы работы с моим учителем и наставником Михаилом Николаевичем Черниченко. Он действительно многому научил меня в строительном деле, — говорит Атажахов.

Сначала его административные способности приметил работавший в те годы главным архитектором Гиагинского района Михаил Черниченко и переманил Джабраиля Атажахова к себе, предложив должность главного инженера Гиагинской ПМК. Работали творчески, и его строительная карьера росла. В родной район он пришел уже начальником местной ПМК, но в стране началась перестройка. Если в Гиагинском районе еже­дневно думал о том, какой фронт работ развернуть, чтобы всех занять, то в Шовгеновском — с кем сегодня выйду строить? Люди разуверились в жизни. На предприятии идет собрание, а во дворе рабочие из бочки ведрами заливают ГСМ в трактора.

Тогда он пообещал им автозаправку, котельную для отопления базы ПМК. И услышал шепот в рядах: мол, обещания давать многие горазды. Он построил то и другое. Появилось общежитие для рабочих, столовая. И оздоровительный комплекс для всех — с сауной, комнатами отдыха. В очередной день строителя приглашенные на праздник ветераны были удивлены до предела — такого благополучия и уюта у строителей не было никогда.


Несказанному слову я — хозяин, а сказанному — слуга!


Рыночная экономика

Шовгеновской ПМК Джабраиль Атажахов руководил 13 лет. Вместе с предприятием пережил развал СССР.

— И все-таки мы построили многое — сельхозобъекты, 18-квартирные жилые дома сборной конструкции, детские сады, ФАПы, банк и многое другое. В советские годы на сельское строительство не жалели денег, проблемы были в другом. Если бы время можно было вернуть, с нынешней техникой и опытом я бы построил все иначе, — говорит Джабраиль Асхадович.

Однако в новой, юной России предприятия и строительство остались не у дел. Умеющий по достоинству ценить профессионализм и организаторские способности, мэр Майкопа Михаил Черниченко предложил ему одно из самых сложных поприщ — возглавить объединение «Городские рынки» Майкопа. Назначение было непростым. В 1994 году, в эпоху «челноков» и первоначального накопления капитала, во всей стране рынки, по своей сути, сравнялись с плахой, на которой было легко голову сложить. НЭП буйствовал. Старое законодательство отжило, новое только создавалось. Карманники, тотальное воровство, нападки на рыночных торговцев — мелочи в сравнении с рэкетом. Нужно было верить в несгибаемый характер Атажахова, чтобы отчетливо понимать — он справится. И ему удалось из хаоса создать торговую систему.

По словам коллег, его талант руководителя проявился полностью. «Городские рынки» объединили сеть магазинов, столовых и ресторанов Майкопа, подобрав и стихийные торговые ряды, которые возникали повсюду. В объединение вошло и сельхозпроизводство станицы Ханской. Так, гендиректор объединения «Городские рынки» Джабраиль Атажахов собрал в своем подчинении 400 человек. С охраной и без он справлялся с «наездами» перекупщиков, не шел на уступки, если нарушали закон, отдавал торговые места селянам. Увидев, что на рынке пожилым покупателям бывает худо, а тогда такое случалось нередко, открыл медпункт и столовую, в которой кормил людей, как сейчас бы сказали — попавших в сложную жизненную ситуацию. Бесплатно, за счет предприятия.

— В лихие 90-е я был уверен, что мусульманство, христианское православие спасут мир. Любое вероисповедание, которое остановит человека перед преступлением, свято! Самая сильная национальная идея России в ее культурных традициях, истории. Бессмертный полк — та же идея, — говорит Джабраиль Атажахов.

Земля и дело

Присутствия духа он не теряет никогда. «Как у Пушкина, помните: «Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья». Вот по такому принципу и живу», — говорит, улыбаясь.

Если возникает проблема, лучше подумать над ней в одиночестве — уйти в себя. Но утром всегда встает с новыми идеями, свежими силами, с готовым ответом на мучивший вопрос и решимостью действовать. Суровый руководитель или нет, решать другим. Он требователен, прежде всего, к себе, но неорганизованности в других не терпит.

На заслуженном отдыхе стал фермерствовать — более 10 лет назад открыл в родном Джерокае хозяйство «Асхан», а 3 года назад организовал еще две фермы. Земля досталась не лучшая, близко подпочвенные воды, чуть что — в поле не зайдешь. Но он все равно строил, как признается, через не могу: «Несказанному слову я — хозяин, а сказанному — слуга!».

На развитие получили от республики грант: 60% государственных средств добавили к 40% своего стартового капитала. За год построили две овчарни для разведения и откорма овец по новозеландскому методу и маточник на 400 голов. Сегодня в отаре содержится порядка 900 овец. В прошлом году в хозяйстве «подняли» и два птичника на 20 тыс. кур. Была бы возможность расширяться, хозяйство бы увеличил. Но свободной земли нет, она вся обрабатывается, что по-хозяйски и по-человечески тоже радует.

Фото Артура Лаутеншлегера / СА

— Я бывал на фермах Европы, видел, как там ведется хозяйство. Но нам сравнивать себя с ними нет смысла. Там на каждой ферме опыт по 300 и более лет, когда дело переходит от отца к сыну. Мы еще только учимся фермерствовать как должно, — говорит Джабраиль Асхадович.

Он воспитал четверых собственных детей и опекал, как своих, троих детей безвременно погибшей сестры. Гордится тем, что теперь его главное богатство — 16 внуков! Есть, для кого трудиться и кому передать свое дело. И если в Адыгее так будет всегда, республика сможет прокормить себя и других.

17.04.2018 в 11:17